Главная страницаКонтактыФильмыФотографииРазноеОб авторе сайтаГостевая книгаКарта сайта

Видеосъемка свадьбы в Екатеринбурге    
www.VideoMike.ru    
    

      Главная | Разное | Байки | Про Шарика и Бобика

Про Шарика и Бобика

Байка от Майка ©
 

(Фрагмент из истории похода по Ахтубе, публикуется с авторскими сокращениями)


          Было это в 2001 году, в походе по великой русской реке Ахтубе.
 
          В тот раз на Ахтубу поехала довольно разношерстная компания, мальчики и девочки, всего 27 человек, из них семеро детей дошкольного возраста. Было 4 катамарана и моя байдарка. Команда нашей байдарки, Я и Ирина, несколько отличалась от общей массы туристов, а потому, мы наблюдали за остальными как бы со стороны, так даже интереснее. Возможно, отличие было в темпераменте, и разном представлении о туризме.
 
          ...
          Вообще, Ахтуба — одна из самых рыбных рек, просто рай для рыбаков. Сюда съезжаются на рыбалку со всей России. Вот, и среди наших туристов, было, как минимум два опытных рыбака, мечтавших накормить всех свежей рыбой. Ночью они забросили штук двадцать закидушки с насаженными на трехлапые крючки лягушками — приманкой для сомов.
          На первый раз с утра крючки оказались пусты. На одних висели дохлые лягушки, другие были обглоданы, но никто не попался. Еще один день прошел в борьбе катов с ветром, прошли еще 15 км. Встали уже в сумерках. Закидушки на этот раз поставили ниже лагеря по течению, чтобы никто из своих не попался на крючок, да и место там было поглубже.
 
          Утром две из двадцати закидушек принесли свой улов: на крючках сидели сомы длиной сантиматров по семдесят, и вяло шевелили усами. Наши рыбаки аккуратно вытащили застрявшие у них в губе крючки, и, чтобы рыбы не испортились, привязали их за веревочки к колышку, вбитому в берег. Привязывали, осторожно просунув веревку с рот, и вытавщив конец из под жаберной крышки. Сомам это не понравилось, но дергаться они не стали, и просто неподвижно висели в воде, в метре от берега. После завтрака, не смотря на желание попробовать сомов, было принято решение двигаться вперед, т.к. за все предыдущие дни прошли всего 25 км. Сомов отвязали от колышка, и привязали к катамарану. Отплыв, подергали за поводки — сомы послушно, как собачки, пошли за катом, не создавая сопротивления. Их тут же назвали Шарик и Бобик, и даже пытались на ходу кормить хлебным мякишем. В обед каты приткнули к берегу, сомы, пошевеливая плавниками, спокойно ждали, пока все сварят обед и поедят. После обеда опять отплыли, подергали поводки, и сомы пошли следом.
 
          Народ, измученный в походе лапшой и кашей, начал роптать. Переговариваясь между идущими рядом судами, обсуждали рецепты приготовления, и влезут ли оба на один противень, или лучше жарить их на нескольких сковородках. Когда вечером, после целого дня веслания против ветра, да на свежем воздухе, у многих начались уже галлюцинации с участием жареных сомов, вдруг случился неожиданный поворот: один мальчик твердо заявил, что сомы — это живые существа, у него к ним возникла эмоциональная привязанность, в общем, есть он их не даст. Мнения разделились. Как ни странно, но еще две девочки встали на его сторону. Остальные пытались их убедить, что сомы — это просто пища.
 
          Страсти накалялись. Когда этим любителям животных начали в красках рассказывать, как вкусны ахтубинские сомы на противне, с мальчиком случилась истерика. Он кричал, что сейчас пойдет в ближайшую деревню, и купит там пять кило мойвы, а Шарика и Бобика отпустит.
— Сам жри свою мойву! — Отвечали ему любители жареных сомов.
Парня же, натурально била крупная дрожь, как говорится, "плющило и колбасило".
 
          В общем, кое-как сторговались подождать до утра, вроде, как оно вечера мудренее, сомов не есть, но и от колышка пока не отвязывать. Ужинали чуть пригоревшей кашей, недосоленой, и без приправ (дежурил женский кат).
 
          Пошел дождь, который всегда приносит с собой встречный южный ветер с Каспия, но, к счастью, дождь был несильный, так, чуть-чуть помочил песок, и перестал. Я даже палатку полиэтиленом не стал накрывать.
 
          Вечером, сидя у костра, мы с моим матросом, посчитав скорость, дни и километры, решили, что если не свалить от всех сейчас, то мы уже не успеем дойти до Астрахани, уложившись до отъезда. Придется выбрасываться с реки раньше, и добираться до города на попутках или электричках, а это воспринималось нами как поражение.
 
          Народ после ругани из-за Шарика и Бобика ходил хмурый, и я долго не решался подойти к завхозу, чтобы уладить формальности. Изначально я предупреждал, что мы уйдем на седьмой-восьмой день, а сейчас решили на пятый.
 
          Естественно, меня обозвали предателем, и обвинили во всем, в чем только можно. Я сдал завхозу несъедобные для меня общественные продукты, которые, согласно раскладке, вез в своей байде, взамен получил что-то более пригодное в пищу: длиннозерный рис, тушенку, рыбные консервы.
 
          Стартовать решили утром, сразу после завтрака. Засыпая, я гадал, как все-таки закончится спор "зеленых" и "рыбоедов".
 
          Утром на завтрак было что-то более-менее съедобное, даже замысловатое. Туристы молчали, то ли из-за сомов, то ли из-за нас. Итак, мы стартовали, с берега нам крикнули "пока", а судьба сомов так и осталась для нас загадкой.
 
 

 
     Сайт ручной работы © Михаил Ерема